Онлайн трансляция

Свернуть

Гузель Яхина: «Мне кажется, что Зулейха - лучшая роль Чулпан Хаматовой» - видео

21 апреля 2020, 10:30

1256

1

Писательница считает, что месяц в татарской деревне помогут оживить знание татарского языка.

Гузель Яхина: «Мне кажется, что Зулейха - лучшая роль Чулпан Хаматовой» - видео
Сериал по роману Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза» мало кого оставил равнодушным в России. Обсуждение вокруг киноленты не утихают до сих пор, за неделю показов у сериала появилось столько ненавистников, что интернет-редакция ТНВ связалась с Гузель Шамилевной.

В нашем интервью она рассказала, как ее бабушка, жившая в Сибири 16 лет стала ее идейным вдохновителем для создания истории романа, что на роль Зулейхи она не видела никого, кроме Хаматовой, а также о том, что момент с перечислением муфтиев в сериале был для нее неожиданностью.

История романа повествует о кулацкой ссылке в 1930-х годах. Зимой 1930-го у крестьянки Зулейхи убивают мужа, а ее саму вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по каторжному маршруту в Сибирь. Во второй части романа рассказывается история выживания ссыльных, брошенных в глухой тайге на берегу Ангары без пищи, крова и теплой одежды. Там же главная героиня находит и свое счастье. Людям приходится вместе бороться за выживание против суровой природы и нового правительства.

«Межнациональный брак - это самый главный критерий мирного уживания наций»

- Вы говорили о том, что изначально «Зулейха открывает глаза» писался как сценарий, а не как книга. Откуда появилась изначально идея написания такой истории?

- Идея появилась очень давно. Дело в том, что раскулачивание – это часть моей семейной истории, а именно часть истории моей бабушки. Моя бабушка Шакирова Раиса Шакировна много рассказывала о своем сибирском периоде жизни, как она провела 16 лет на притоке Ангары. Это был ссыльный, таежный поселок Пит-Городок. С 1930 по 1946 годы бабушка выросла именно в этом поселке, приехала туда 7-летней девочкой. Раскулачивание коснулось нашу семью напрямую, и бабушка рассказывала об этом. Я в свое время не записала за ней с диктофоном все, что она рассказывала. А после ее смерти захотелось больше узнать о том, что было тогда в 1930-е годы и главное понять, где формировался твердый и жесткий бабушкин характер. У нас были близкие и не простые отношения, мне было интересно, где она закалилась. Я начала изучать тему, читать мемуары других раскулаченных, и в них я находила то, что рассказывала бабушка. Я нашла много деталей, например то, что людей часто забирали по ночам, а не днем, когда можно было защититься, что очень долго везли в поезде, а люди не понимали куда их везут, что привезли в пустое место и оставили выживать. Позже я объединила все это в материал для романа «Зулейха открывает глаза».





- Есть ли в вашей книге героини похожие на вас?

- Автор почти в каждом герое, рассказывает что-то о себе, поэтому да, наверное, можно сказать, что в главной героине – Зулейхе есть кусочки меня, как и в других героях. Я не списывала Зулейху с себя и со своей бабушки, это вымышленный образ. Все-таки моя бабушка это, скорее, сын Зулейхи Юсуф, потому что моя бабушка выросла в Сибири, приехала туда маленькой девочкой, а уехала взрослой девушкой, она как и многие на поселении говорила по-русски. Кстати, она работала в школе учителем русского языка и литературы.

- В центре внимания судьба татарской женщины, которая нашла счастье в межнациональном браке. В Татарстане полярное мнение о межнациональных браках. Как вы относитесь к этому явлению?

- Вы знаете, мне кажется, что межнациональный брак – это, вообще, самый главный критерий мирного уживания наций. В Татарстане насколько я знаю, доля национальных браков примерно 30%. Причем, я специально интересовалась и смотрела статистику по советскому времени, процент был примерно таким же. А недавняя статистика уже 2000-х годов – это тоже 27-30%, эта доля неизменна. По-моему, это очень здорово, и это показатель того, что люди живут с людьми, а не татары с русскими. Я сама нахожусь в межнациональном браке, мой муж русский. Мой брат тоже находится в межнациональном браке. Мне кажется, что постепенно эта тема станет совершенно обычной. Меня достаточно часто приглашают рассказывать о моих двух романах, я с гордостью рассказываю за рубежом о Казани и Татарстане. Я никогда не упускаю такую возможность, т.к. очень люблю свой город, всегда упоминаю о том, что в Казани стоят рядом мечети и православные храмы.

- Можно ли роман назвать историческим или это все-таки это исключительно художественное произведения, не претендующие на историчность?

- Одно другого не исключает. Но оценивать свой роман не очень правильно и не очень корректно. Я выстраивала роман как драматургический сюжет, как историю женщины, как историю человека. При этом я очень внимательно отслеживала все, что касается исторического материала.

Для меня самые дорогие комплименты, которые я получала – это комплименты историков, которые прочитав роман, увидели в нем документарную косицу. Историки, с которыми я консультировалась при написании романа «Зулейха открывает глаза» рассказали мне, что в произведении нет исторических ляпов. Здесь моя совесть спокойна, работа была сделана достаточно ответственно, те исторические факты и те цифры, которые есть в романе – это правда.

«Мне казалось, что есть риск, сделать из сериала «Зулейха открывает глаза» излишнюю мелодраму»

- Сейчас уже вышло 5 серий, вам нравится экранизация?

- Мне экранизация очень нравится! Я опасалась, того, что я увижу, просто потому что федеральный канал, история о раскулачивании – это как выяснилось, неоднозначная тема. Мне казалось, что есть риск, сделать из этого излишнюю мелодраму, и она есть в сериале, гораздо более сильная, чем в книге, но эта мелодрама уравновешена голосом большой истории, который также звучит. Также мне казалось, что есть риск сделать не очень достоверное и очень мягкое кино. Хочется сказать, что здесь большая заслуга режиссера Егора Анашкина, который сумел найти баланс между страшным и жестким, и все-таки светлым. Потому что то, что показано в фильме это в основном правдиво и это уравновешенно личными историями героев.

- В фильме есть некоторые моменты (к примеру, в сериале при перекличке ссыльных упоминают имена ныне работающих муфтиев), которые вызвали некоторое раздражение у зрителей. С вами консультировались по подобным эпизодам?

- Сценарий сериала я читала дважды и комментировала его. Другое дело, что в сценарии есть не все то, что было изначально, какие-то вещи появляются позже. Момент с муфтиями прокомментировать не смогу, он для меня самой тоже был удивителен, и я не знала, что так получится, и не могу сказать, почему так вышло. Но все что касается общей канвы текста и основных решений сцен это я видела и тоже комментировала. Мой голос был не голосом вето, это был консультативный голос и к каким-то моим замечаниям прислушивались, а к каким-то нет. Я старалась помочь создателям сериала как могла со своей стороны.

- Когда вы написали книгу «Зулейха…» вы сразу понимали, что это хорошая книга?

- Это не мне судить совершенно точно! Я понимала, что это честно написанная книга, я максимально тщательно штудировала материал, для меня тема достоверности была важна. Оценки раздавать не мне, а читателям.



- Как вам предложили экранизировать ваш роман? Когда это произошло?

- Это произошло довольно быстро, после выхода книги. На меня вышла компания ВГТРК (канал «Россия1»), и мы начали общаться с редакторами, продюсерами, был заключен договор. Тогда же я отказалась писать сама сценарий, просто потому что не хотела еще дольше жить с историей Зулейхи и не хотела «резать по живому» очень близкую для меня историю. Я лишь консультировала по запросу, мне присылали текст, и я его комментировала.

- Кого вы могли бы видеть в роли Зулейхи помимо Хаматовой?

- Дело в том, что я других актрис не видела, я очень люблю Чулпан Хаматову. С самого начала, когда только был написан сценарий «Зулейха открывает глаза», я сразу представила себе Чулпан в этой роли. Теперь уже посмотрев фильм, могу сказать, что это совершенно правильное решение – Чулпан блестяще сыграла. Мне кажется, что это одна из ее лучших ролей, даже лучшая роль. Я пристрастна в этом вопросе и та громадная метаморфоза, которую Чулпан показывает в первой серии и в последней, от бессловесного существа к сильной и свободной женщине, с твердым и жестким взглядом – это сыграно блестяще.

Совершенно превосходное решение было, заставить героиню всю первую серию молчать. Потому что это как раз и показывает характер героини, это раскрывает ее полнее, чем слова, которые могли бы произноситься. И это очень сложно, попробуй сыграть одними глазами! Это очень смелое решение для сериала, телевизионного фильма, потому что в них как правило любят слова. За всю серию Зулейха произносит единственное слово «мое» и это то, что ее характеризует. Это слово имеет очень большой вес, поскольку оно одно за все 55 минут и это то, что свекровь Зулейхи Упыриха, говорит о своем сыне «Мое, ты мой, я тебя никому не отдам!». И это чувство «мое», что ребенок это «мое» Зулейха преодолевает в конце истории и для меня это и есть самая главная ее победа над собой и над чувством собственности по отношению к детям. На мой взгляд фильм обладает инструментарием сериальным, увлекательная мелодрама, и с другой стороны, там присутствует инструментарий большого кино тоже.

«У меня образовалась интересная связь с уважаемым читателем из Уфы»

- Сколько лет вам было, когда вы начали писать, и что было вашей первой книгой?

- Моя первая книга – это «Зулейха открывает глаза», мне было за 30. До этого я писала детские опусы. После был очень большой перерыв и начале 2014 года в журнале «Нева» вышел мой первый рассказ «Мотылек» - полуфантастическая история, где не называется, но описывается остров Свияжск.

- Можете ли вы сказать, что известность писателя – особенная?

- Я веду достаточно уединенный образ жизни. Стараюсь разбивать жизнь на активные и пассивные периоды. В активные, я езжу и выступаю, а в пассивные пишу.

- Можете ли вы сказать, что не можете молчать о чем-то и поэтому пишете об этом?

- Есть темы, которые волнуют и выбор темы для написания большого, длинного текста это очень серьезная вещь. Потому что с этой темой придется жить несколько лет, ты не можешь ее бросить, это будет как незакрытая рана. Выбирая тему, нужно быть осторожным и понимать, справишься ли ты с ней. Есть темы непростые и погружаясь в них, ты меняешься сам. Я поняла это на примере моего первого романа «Зулейха открывает глаза» и особенно на примере второго «Дети мои».

- Почему вы не стали переводчицей? Ведь вы владеете несколькими языками и даже работали. Что в вас преобладало?

- Я владею лишь двумя иностранными языками это немецкий и английский. При том немецкий очень неплохо, а английский – это не самая сильная моя сторона.

Я работала переводчицей даже профессионально, но это был больше устный перевод и не художественный. Перевод - это отдельный образ мышления, и мне это не было интересно, признаюсь честно. Мне интереснее писать свое.

- Какие книги читаете вы сами?

- Я читаю не так много, что-то документальное по теме, над которой работаю. В перерывах между заныриваниями в свою тему, читаю больше тех авторов, которым доверяю. Это конечно, Людмила Евгеньевна Улицкая – для меня это автор №1. У нее недавно вышла новая книга под названием «О теле души» - это сборник рассказов на тему перехода в небытие. Также очень важный для меня автор Евгений Водолазкин, он очень интересный человек, которого можно очень долго слушать и у него тоже есть сборник под названием «Идти бестрепетно». Я получила огромное удовольствие от прочтения и хохотала. И третий автор – это Алексей Иванов, я очень его люблю, уважаю его многоплановость, и то как он умеет быть продуктивным и разносторонним.

- Какое самое необычное письмо или отзыв вам приходили от поклонников?

- Его зовут Асхар Аскарович Мингазетдинов, мы с ним переписываемся до сих пор, но никогда не виделись. Он живет в городе Уфа и написал мне после выхода романа о Зулейхе. На тот момент ему было 93 года, сейчас ему 97 лет, он жив и здоров, чего ему и желаю. Так вот, он написал мне после прочтения романа, оказалось, что, в его жизни произошло много ситуаций, описанных в книге. Письмо было очень длинным, там описана вся его жизнь, писала его дочь под диктовку. Мы переписываемся время от времени, он мне даже прислал в подарок свои картины. Вот такая интересная связь у меня образовалась с уважаемым читателем из Уфы.

- Хотелось бы вам выучить татарский язык?

- Татарский язык я знала с детства, просто я его немножечко потеряла, живя в Москве. Мне не с кем было разговаривать и потихоньку татарский ушел из моей жизни. Но если меня на месяц забросить в татарскую деревню, то я думаю, что легко вспомню все, что знала в детстве.

- Пишите ли вы сейчас книгу? О чем она будет?

- Я занимаюсь написанием нового текста, но пока не возьмусь об этом рассказывать. Текст не готов и непонятно, когда это случится. Все что могу сказать, что это история из раннего Советского прошлого.

- Нет ли у вас опасения, что сериал «Зулейха открывает глаза» запретят по требованию нескольких политиков?

- Это решать не мне! Сериал получился прекрасным и его смотрят много людей, рейтинги за 3 дня уже есть о они очень хорошие – это меня радует. Это означает, что люди смотрят и хотят понять в чем там дело и я признательна всем, кто смотрит сериал.


фото: Ленар Карим, Гузель Яхина

Беседовала Регина Яфарова

Комментарии 1

Верочка

Более чуши я не видела, враньё от начала до конца,за этот фильм надо судить всю команду,а лучше .

Аватар