Онлайн трансляция

Свернуть

Павел Шмаков: «Я говорю о том, как сделать так, чтобы русская и татарская культуры – взаимодействовали»

07 Октября 2019, 09:32

730

1

Известный в Татарстане педагог Павел Шмаков, проработавший 11 лет в Финляндии, о том, чем плох четверошник, об отмене домашнего задания и людях в погонах.

Павел Шмаков: «Я говорю о том, как сделать так, чтобы русская и татарская культуры – взаимодействовали»
«СОлНЦе» - казанская школа-интернат для интеллектуально увлеченных детей. Интернет-редакция ТНВ встретилась и побеседовала с ее основателем Павлом Шмаковым.

«В Финляндии учитель как художника, как поэт - он свободен, поэтому у них прекрасное образование»

- Вы один из немногих руководителей татарстанских школ, кто отказался подчиниться требованию федеральных властей по отказу от преподавания татарского языка. Как к вашей принципиальности отнеслись родители, коллеги, местные и федеральные власти?

- Это было не совсем требование федеральных властей, их требования были больше о принципиальных вещах. А реально на деле это осуществлялось местными властями и органами прокуратуры.

В школах происходят изменения. Лет 5 назад в школах вводилась астрономия, а в этом году вводят второй иностранный язык. Такая же ситуация и с татарским, его может быть больше, а может меньше. Я помню как в конце 90-х увеличилось количество татарского, и уменьшилось количество русского языка.

Всегда во всем мире, любые изменения происходят во время летних каникул. Если у учителя сокращается нагрузка, то можно найти себе работу и это естественно. У нас же это делалось зимой. 15 октября собрали директоров школ, опустив глаза, сидели 2 прокурора, Приволжского и Вахитовского районов, начальник управления образования исполнительного комитета Казани, ныне первый заместитель министра образования РТ Ильсур Хадиуллин. Они показывали нам дорожную карту, как мы должны уволить 3 четверти учителей татарского языка в течении двух месяцев. Зимой под Новый год - 15 декабря, 15 октября и 15 ноября, нам говорил выгнать людей на улицу. Такое происходит только в жутких сказках. Как это можно, среди бела дня, в цивилизованной стране выгнать учителей на улицу? Уже позже начали принимать какие-то меры, переучивать учителей.

У нас сейчас говорят, что татарский язык стал добровольным в изучении, а географию, например, учат не добровольно, а английский язык не добровольно. Вспомним, что сказал Владимир Владимирович Путин, что нельзя заставлять ребенка учить чужой язык. А английский язык для нас родной, а французский язык родной? Однако ж мы заставляем своих детей учить эти языки.

И это уже не компетенция федеральных властей, это компетенция наших чиновников и наших прокуроров. Я хорошо помню, как в школу пришел майор Габдуллина и вместе с двумя другими мужчинами в погонах, войдя в школу, начали доправшивать детей в отсутствии родителей и психолога. Это запрещено многочисленными международными правилами. Есть много разных правил как все на свете делать вежливо и аккуратно. Чего чего, а органов проверяющих у нас в стране много, и на школу есть рано, гороно, министерство образования, есть Рособрнадзор. Проблема была, прежде всего, не в том, что мы делаем, а в том как мы делаем. Школа - это одно из самых, в хорошем смысле консервативных мест. Здесь все должно делаться медленно, спокойно, уважительно, а сюда еще приплетается национальный компонент. Все мы знаем, что происходит на Горном Карабахе, в Донецке, и Луганске на Украине, что происходило когда-то в Квебеке (Канада) и в разных регионах мира и нашей страны. В национальных вопросах надо все делать очень медленно и бережно, а у нас это делалось именно вот так. Естественно, мы пошли цивилизованным путем, прокуроры пришли – мы были рядом с детьми, но после этого мы подали в суд на прокуратуру. Этот процесс длится до сих пор, прошло уже 2 года с октября 2017 года. Суды идут и это означает, что мы можем делать все медленно и спокойно, учебный год мы завершили полностью по тем же правилам, как и начали.

Я проработал в Финляндиия 11 лет, и там до 1970-х годов прошлого века, образование было похоже на российское. Когда-то Финляндия была в составе Российской Империи. В 1970-х годах они начали свои изменения, и сейчас Финляндия одна из стран, которая находится в топе стран, где лучшее образование в мире. А начали они с того, что убрали свои органы надзора за учителями. У них есть методическая помощь учителю, и есть контроль за директорами и финансовый контроль. А у нас к приезду чиновников из Рано красят траву перед школой. Меня тоже пытались заставлять это делать. Когда у нас пытаются делать открытые уроки, одному мальчику говорят «Ты подними руку в эту минуту, а ты в другую». У них нет надзора за учителем. В Финляндии учитель как художник, как поэт - он свободен, поэтому у них прекрасное образование.
4 раза у нас были противоречивые указания от Министерства образования и прокуратуры по переписыванию учебных планов. Директора всей нашей Республики 4 раза в течение 1,5-2 месяцев переписывали учебный план. Есть такая грустная пословица «в нынешней хорошей школе ученики не должны мешать учителю заполнять документацию».

Через какое-то время мы сократили нагрузку, но не убрали татарский язык совсем. Мы добавили кружки, и все учителя нашей школы «СОлНЦе» остались на своих местах. Наши дети видели – как мы уважаем учителя. У нас татарский язык преподется для всех. Мне кажется очень важно не делить детей по национальному признаку. А также важно, чтобы люди находящиеся на руководящих постах показывали свое уважение, к людям разных национальностей.

В разных странах национальные вопросы решаются по-разному. Например, в Финляндии все люди говорят на четырех языках, на трех из них - свободно. У них 2 государственных языка финский и шведский, хотя шведов всего 6%. У нас же татар и русских примерно одинаково. В Финляднии в финской школе дети в 1-2 классах учат финский язык, в третьем классе они могут выбрать один иностранный язык, и учат его два года. В пятом классе они выбирают еще один язык для изучения, итого они учат уже 3 иностранных языка, а в седьмом классе выбирают еще один. Но смысл в том, что один раз из этих 4 языков они обязаны выбрать шведский. Т.е. кому не нравится шведский язык, они могут выбрать его лишь в седьмом классе, но говорят на нем все. В шведской же школе наоборот. В первом классе все учат шведский, в третьем классе добровольно выбирают еще один язык, в 5 и в 7 классах еще один, и один из них обязательно финский. В итоге вся страна, легко и естсественно говорит на двух государственных языках, и у них в ходу еще много иностранных языков.



- Возможно ли в России внедрить подобную систему изучения языков?

- Конечно! Но при этом, мне рассказывали, как это внедрялось в Финляндии. 15 лет систему образования трясло. В том смысле, что люди не привыкли к свободе. Когда в 90-е годы в России вдруг появилась свобода, перестал существовать коммунистический строй, появилось много красивых методик. Т.е. надо понимать, что начало будет трудным, но финал будет красивым. Вы знаете как дети в Финляндии понимают слово демократия? Нам это понятие чуждо, потому что у нас когда-то была империя, и сейчас у нас сильный и жесткий президент, и большинство людей этому рады. Так вот, в Финляндии в детском саду, например сидит 8 человек. Воспитательница детям 2-3 лет говорит: “Детки кто хочет молока поднимите большой палец вверх, а кто хочет водички поднимите мизинчек”. И эти маленькие детки напряженно думают, и делают свой выбор, это и есть демократия. У нас в детском саду такого не бывает никогда, либо у ребенка будет что-то одно, либо ничего и его даже не спросят о том, что же он хочет. Т.е. у нас нет демократии.

- Вопрос о методике и технологии обучения татарскому языку. Интересно ваше мнение, как педагога, почему несмотря на столько лет преподавания татарского языка школьники так не выучили татарский?

- Потому что татарский язык русским детям, преподавали так, будто они татары не обращая внимание на национальность. У нас всегда было отношение к национальности, как к чему-то неважному. Есть национальность, а есть вера. Нельзя всех учить по одной методике. Нужно чувствовать и понимать что важно для ребенка, математикой он больше хочет заниматься или же историей. Я считаю, что очень хорошая вещь, когда можно выбрать учителя и уровень постижения предмета. Ребенок должен учиться много тому, чему он хочет учиться.

- Согласитесь, что сегодня борьба за татарский язык это больше политика, нежели педагогка. Не звали ли вас в депутаты?

- Звали, но это не главное. Я бы сказал что, для политиков – это политика, а борьба для политиков – это естественно. Я не политик – я учитель, при том еще директор школы, папа, а для кого-то друг, поэтому сама по себе борьба для меня не так важна.

Очень важно то, что я будучи учителем и директором школы громко говорю о татарском языке, от имени детей которыйх я люблю, от имени родителей, которые доверили нам своих детей. Я говорю о том, как сделать так, чтобы две культуры русская и татарская - взаимодействовали.

Мы ходим с детьми в походы, этой традиции уже четыре года. И когда мы приходим в какую-нибудь деревню и говорим, что мы из школы «СОлНЦе», то люди приносят нам молоко. И этим людям важно знать, что происходит с языком и они вовсе не политики.

«Позиция родителей, именно они должны помогать своим детям, искать кружки, школу и учителя»

- А как быть одаренным детям, которые приходят в обычные школы, не зная о существовании школы «СОлНЦе» например? Как выявить и развить таланты ребенка? Государство при этом занимает такую позицию, что родителям нужно искать средства и отдавать детей в спецшколы.

- Прежде всего, важна позиция родителей, именно они должны помогать своим детям, искать кружки, школу и учителя. Если говорить про младшую школу, это еще не так важно, важен учитель. Ведь даже в очень плохой школе, может быть учительница, которая любит детей.

Ближе к пятому классу, у ребенка уже появляется собственное мнение, т.е. роль родителей остается прежней, но ребенок уже и сам чего-то хочет. Важно, чтобы родители знали про интересные места, куда можно привести ребенка. А мы, в нашей школе «СОлНЦе» стараемся работать с детьми любого возраста и любой увлеченности. Мы даже работаем с родителями, которые поддерживают своего ребенка, который еще сам не понимает, чем бы он хотел заниматься в 5-6 лет. Очень важно, чтобы обо всем хорошем, было хорошо известно. Мне очень нравится фраза «Хорошие люди, должны знать друг друга».

- Некоторые родители из вашей школы «СОлНЦе», жалуются на большие нагрузки у детей. Волнуетесь за них?

- Естественно волнуемся, но от любимого дела не устают. Очень важно, не заставлять ребенка, заниматься не любимым делом. Когда во взгляде родителя есть то, чтобы их ребенок не был троечником – это ужасная точка зрения. Не надо говорить, чтоб ребенок не был троечником, важно чтобы у него были пятерки и были увлечения. Нужно поддерживать хорошее, а не бороться с плохим.

В 2011 году я приехал в Казань и стал директором школы лицея Лобачевского, у меня курило треть школы. Обычно вызывали родителей в школы, а дети вылезали через окно и продолжали курить. Мы же в холле школы поставили 15 шахматных досок. В день по 600 человек ходили по этому холлу мимо шахмат, в итоге все пришло к тому, что курение уменьшилось. И дети с плохих уроков уходили не курить, а играть в шахматы. Я не говорю, что нужно пропускать уроки, но нужно давать детям альтернативные вещи.



«Ребенок позволяет с себя требовать в его любимых вещах»

- Хотелось бы узнать ваше мнение относительно отмены домашнего задания.

- Можно отменять, а можно не отменять – это не существенная вещь. Когда ребенок чем-то увлечен, он будет заниматься этим и сам. Вопрос о домашнем задании это: надо или не надо заставлять ребенка? Это не существенный вопрос.
Можно отменять – ничего плохого от этого не произойдет. Это как вопрос с оценками: ставить двойки ли не ставить? Если культурный, вежливый человек оценит твои знания однажды на 2, а потом много раз на 5 – ничего страшного не произойдет. Важно то, помогают ли ребенку, который «за» отмену домашнего задания в его любимом деле. Ребенок позволяет с себя требовать в его любимых вещах.

Я точно знаю, что нельзя ребенка перегружать нелюбимыми вещами! Это плохо, когда из школы уходит ровный четверочник, который ни в чем не гениален. Лучше пусть ребенок будет в чем-то гениален, а то, что у него какие-то тройки – это не главное.

- Сегодня набирает силу частное образование. Есть ли в Казани успешные частные школы, и не кажется ли вам, что подобные проекты ведут к имущественному расслоению?

- Во-первых, однозначно ведут. Я не говорю хорошо это или плохо. У нас нет хороших частных школ – это плохо. Лучше бы, чтобы они тоже были. Плохо, когда в государственной школе, дают взятку, чтобы учитель поставил высшую оценку, это до сих пор происходит.

Образование должно быть разным, с разными взглядами и методиками. В Казани частные школы есть неплохие, но не хорошие, в это смысле город - беден.

- По каким критериям родители сейчас выбирают школу?

- Они выбирают школу по подготовке к ЕГЭ и это не правильно. Я не возражаю, чтоб ЕГЭ сдавали хорошо, но правильнее не школу выбирать, а вовремя начинать подготовку к экзаменам. Начинать подготовку к ЕГЭ в 5 классе – это совершенно нормальный процесс. ЕГЭ в стандартном виде характерно тем, что это тесты, и ты из 5 вариантов выбираешь правильный ответ. Важно не то, как школа готовит к ЕГЭ, а как к этому относятся ребенок и родители. Школа «СОлНЦе» всегда в 5-7 лучших школ Татарстана по подготовке к экзаменам. Моя ученица готовила школьника к экзаменам, который сдал 3 экзамена на 300 баллов, и в интервью он рассказал, что: «Я понял, что надо не предмет учить, а понять, чего от тебя хотят на ЕГЭ».

- Как вы относитесь к домашнему образованию?

- Очень хорошо. К сожалению, многие родители сейчас, увидев какая у нас плохая обычная школа, забирают детей из школы. А мне же кажется, что надо забирать ребенка не из школы, а от плохого учителя. Не все знают, что есть много разных способов учиться. Можно перевести ребенка на очно-заочное обучение, это когда ребенок на одни предметы ходит, а на другие нет. Если ребенку не повезло с учительницей химии, пусть он не ходит на химию, а занимается сам или идет в другую школу. Редко когда родители дома, могут подготовить ребенка в старшую школу. А в младших классах это абсолютно нормально.

- Говоря об учителях, как вы их подбираете в свою школу?

- Это моя самая главная задача. Я всюду их ищу, я даю громадное количество объявлений, и они приходят. Как только я обнаруживаю интересного человека, я приглашаю его вести какой-нибудь кружок. Если я вижу, что сегодня к этому преподавателю пришло трое детей, а завтра пятеро – это значит, что я хочу чтобы он вел у меня не кружок математики, а урок. Мне кажется, что система должна быть живой.

Когда-то у меня были проблемы с преподавателями иностранных языков. Я их долго и повсюду искал, а теперь у меня есть и носители языка, мы даже увеличили количество кружков. Потом у меня была проблема учителей робототехники, я их тоже нашел. И нельзя останавливаться в поисках. Нужно стремиться, чтобы к детям приходили самые интересные люди.

- Когда вы создавали школу, вы ориентировались на западный опыт ли на российские традиции?

- Прежде всего, на российские традиции, хотя конечно, западный опыт тоже важен. Я считаю, что родина и места ,где ты растешь – это главное. Есть много систем, где считается, что все российское плохое, а западное прекрасное или наоборот. Я встречал обе позиции, и они обе неправильные. Я вернулся сюда из Финляндии, потому что я люблю эту страну и людей. Но при этом, я считаю, что нужно перенимать лучшее, когда оно есть, а оно есть.

           

беседовала Регина Яфарова

Комментарии 1

Kamil Safin

Рәхмәт сезгә,хөрмәтле Шмаков әфәнде.Сез бик зыялы,акыллы, гәдел  һәм халкыбыз өчен күп файда китергән кеше.

Аватар