Онлайн трансляция

Свернуть

Зарина Вильданова: «Мне бы хотелось, чтобы татарский язык был свободнее» - видео

22 Сентября 2020, 09:00

181

0

Участница квинтета The CheekLaWeek и солистка Татарской государственной филармонии Зарина Вильданова об этнической музыке в мире, продвижении национальной культуры и свободе татарского языка.

Зарина Вильданова: «Мне бы хотелось, чтобы татарский язык был свободнее» - видео

Зарина является победительницей фестивалей и конкурсов «Усадьба Jazz Роза Хутор» в Сочи, фестиваля татарской песни «Узгэреш жиле» («Ветер перемен»), лауреат телевизионного конкурса «Татар моны 2016», «Созвездие-Йолдызлык» и др. Окончила ГИТИС, факультет эстрады, Казанский музыкальный колледж, эстрадно-джазовое отделение.

Зарина является основательницей и вокалисткой The CheekLaWeek (Чикләвек) – это акустический квинтет, переосмысляющий татарские народные и авторские песни. Это современный татарский world music с элементами латино и регги, сыгранный на акустических инструментах - гитаре, баяне, дарбуке и контрабасе.

В интервью корреспонденту интернет-редакции ТНВ Зарина рассказала о начале своей музыкальной карьеры, о смешении татарской классики с джазом и фьюжном, о том, почему татарские артисты не популярны по всему миру, и почему публика не готова принимать музыку на философские темы.

«У меня было достаточно творческой работы именно в Казани, для того, чтобы я не задумывалась о переезде в Москву»

- Зарина, вы из Башкортостана, когда вы переехали в Казань?

- Мы из города Октябрьский Башкортастана, который находится на границе с Татарстаном. Переехали, когда мне было 9 лет. Переезд был связан с тем, что папа решил поменять работу. Как раз с 9-летнего возраста я начала посещать музыкальную школу и петь.

- Расскажите о своей учебе в ГИТИСе…

- Я училась в КФУ на факультете социально-философских наук и массовых коммуникаций, по первой профессии я конфликтолог. Потом я училась в ГИТИСе на заочном на артиста эстрады и все это благодаря фестивалю «Созвездие-Йолдызлык» и поддержке президента Татарстана. А уже после я поступила в Казанский музыкальный колледж, потому что мне нужно было обязательно музыкальное образование, чтобы у меня было право преподавать. Именно на тот момент я преподавала детям вокал, а без «корочки», несмотря на опыт, на работу не брали.

- Была ли у вас мысль остаться в Москве, после учебы в ГИТИСе, несмотря на то, что вы учились на заочном?

- На самом деле, мы много времени проводили в Москве, как минимум 2 месяца в год. А в выпускной год весной и вовсе 4 месяца.

Мысль остаться в Москве… Я не могу сказать, потому что не могу вспомнить. Наверное, у меня было достаточно творческой работы именно в Казани для того, чтобы я не задумывалась о переезде в Москву. Если бы меня приглашали в Москву, я бы с легкостью переехала. Да, в этом городе больше свободы, возможностей, кастингов, но я исполняю песни на татарском языке, и тот формат исполнения, который я выбрала для себя, актуален непосредственно в Татарстане. Т.е., если ты выдаешь национальный продукт, то легче его развивать там, где это поддерживается. В Москве петь на татарском классно, интересно, есть и коммерческая составляющая, но там небольшая аудитория.


- Вы являетесь солисткой в филармонии, играете в театре, и мы знаем, что являетесь основательницей и вокалисткой группы CheekLaWeek, почему вы так назвались?

- Мы долго с Ильясом Гафаровым (это музыкальный продюсер татарского лейбла альтернативной музыки Yummy Music) думали, какое будет название, и почему-то он мне предложил название The CheekLaWeek (чикләвек в пер. с тат. – орех). А я вспомнила, что еще в школе у меня был никнейм «чикләвек» в Twitter и я подумала: «О! Это же такое совпадение, как здорово». И решили, что так и назовемся. Потом долго думали, как бы это написать и почему-то сошлись на написании длинного слова The CheekLaWeek на английском языке, что достаточно усложняет нашу творческую жизнь с этой группой, потому что никто не может запомнить названия и правильного написания. Однако мы есть на различных современных музыкальных площадках.

На самом деле, мы сейчас очень редко выступаем. Потому что мои музыканты достаточно зрелые в профессиональном плане и у них есть свои проекты, они очень востребованы. Основной целью сбора нашего коллектива было создание альбома. Мы собрались в 2017, а в 2020 в феврале мы его презентовали и выпустили. Но это EP-альбом – 6 треков, а в полной версии – 10. Т.е., наша основная цель была достигнута, мы даже думали завершать всю историю с The CheekLaWeek, но нас приглашают весной и летом, поэтому мы собираемся и играем наши наработанные за 3 года композиции. О новом мы пока не задумывались. Возможно, будет что-то новое и с другим составом, в другом звучании. Потому что хочется трансформироваться, за 3 года мы именно с этим составом группы The CheekLaWeek сделали достаточно, я думаю.

- Вы с вашими коллегами создаете музыку в жанре world music. Что это за жанр? Расскажите, пожалуйста, о нем.

- Это на самом деле размытый жанр. World music в переводе означает - мировая музыка. Он родом из Америки, т.е. музыка других народов – это world music. Практически то же самое, что фолк и этно. Смешение разных стилей, но в основном это фьюжн, этно и джаз. Потому что фолк – это что-то фольклорное без каких-либо изменений, это больше похоже на инди, это насколько я понимаю. Очень много мастер-классов, но нигде нет такого, чтобы сказали, что это конкретный жанр.

- Это все, во что вы превращаете татарскую классическую и народную музыку?

- Да! Также я пишу песни, а ребята делают аранжировки. Но больше да, мы переделываем татарские народные песни под разные стили. Есть скрещивание с джазом, регги, кантри, инди. У нас есть песни «Ак каен» (пер. «Белая береза») и «Чыгасынмы каршы алырга» («Встретишь ли ты меня»). Мы исполняем эти песни в стиле босса-нова (прим. ред. жанр бразильской музыки). Если нас будут слушать профессиональные музыканты, которые играют босса-нова, они скажут, что это не то. Но на слух и в определенные моменты в аранжировке можно подумать, что это именно босса-нова.

- Как вы попали в лейбл Yummy music?

- Наверное, он работает не совсем как стандартный лейбл. Мы состоим в нем как творческое объединение вокалистов, которые исполняют несвойственные для привычной татарской эстрады песни. До группы The CheekLaWeek я уже играла с гитаристом, и мы переложили некоторые аранжировки и для The CheekLaWeek и записали песню «Сандали». После этого мне написал сам Ильяс Гафаров, основатель лейбла Yummy music. Я приехала, мы послушали наши треки, он спросил хотим ли мы работать от Yummy music. Т.е., на данный момент у нас нет каких-то серьезных обязательств. Я выступаю как самостоятельный артист Зарина Вильданова и от Yummy music с группой The CheekLaWeek. Мы делаем сольные треки с Исламом Валеевым или поем в дуэте с Ильгизом Шайхразиевым.

- Вы поете в группе на татарском языке, сольно, какая у вас основная цель? Внести вклад в татарскую культуру или показать, что есть такое направление в музыке?

- Хочется, чтобы нас по миру слушали. Я очень люблю и уважаю певицу Зулю Камалову, которая, проживая в Австралии, отлично продвигает и нашу национальную музыку. Насколько я знаю, именно с татарским альбомом она вошла в топ мировых инди-альбомов, у нее есть чуть ли не австралийское Грэмми (музыкальная премия).

Мне хочется, чтобы больше людей слушали песни именно на татарском языке, мне интересно продвижение национальной культуры, мы ищем разные способы. И хочется, чтобы к этому добавлялась наша внутренняя составляющая, находим для себя какие-то интересные музыкальные формы. Я считаю, если ты музыкант и в принципе творческий человек, то, если ты искал, искал и остановился, понял, что это «твое», значит ты не совсем музыкант и творческий человек! Потому что мы все время в поиске, мы всегда ищем. Мир меняется, творчество очень сильно зависит от того, что происходит вокруг тебя, и если ты не меняешься, то это просто стагнация. Ты просто потерялся. А нам как музыкантам хочется двигаться дальше, меняться, менять музыку. Мне говорят: «У тебя нет одного стиля! Ты и так поешь и сяк». Ну и что? Мне интересно искать, потому что я еще не нашла! И это здорово!

Понятно, что это не приносит денег, но мы также делаем то, что приносит денег — музыку, которую покупают. И мы поем ее на татарском, английском и русском. Основная цель – это свой интерес, заложенный в продвижение национальной музыки в мире.


«Зачем ты приехал, чтоб петь то, что мы уже поем?»

- Вы упомянули певицу Зулю Камалову и популяризацию татарской музыки. Почему татарских певцов не знают по всему миру, например, как популярных певцов из США?

- Я на самом деле не знаю ответ на этот вопрос. Наверное, потому что у нас нет частых выходов на мировые площадки и возможно мы идем не в ногу со временем именно в музыке. Немножечко отстаем. Даже мы пытаемся что-то новое внести, опираясь на то, что уже сделано. Пока именно американцы диктуют нам стиль и моду, которых мы придерживаемся. Просто мы еще не успели развиться до определенного уровня даже не по знанию музыки, не по исполнителям, а конкретно в музыкальной индустрии. Но мы пытаемся. От нас как от нации, от татар все равно требуют этническое. И даже в мир если ты выезжаешь, тебе говорят: «Зачем ты приехал? Чтобы петь то, что мы уже поем? Ты давай пой то, что у тебя по-татарски есть! Нам диковинку хочется послушать!». А это непопулярное. Интересно, здорово, но не массово. Когда делаешь что-то на татарском, наверное, это больше как какое-то явление. Но классно, что это есть у нас.

- Почему татарские певцы по примеру своих американских коллег в своем творчестве, в своих соцсетях не поднимают такие темы как насилие, расовое неравенство? Хотели бы вы поднять подобные темы в своем творчестве?

- У нас не то что не принято грустить, у нас очень сложно воспринимается музыка на какие-то философские размышления, на серьезные темы. Больше воспринимается лирика любви и военной грусти, либо что-то развлекательное. А именно философия... Я думаю, что это не присуще даже не исполнителям, а слушателям. Если у тебя нет слушателя, который поймет то, что ты хочешь воспроизвести в своей музыке, то соответственно это просто трек в никуда! Мы опираемся на слушателя. Как мне кажется, мы опираемся на сформированные группы слушателей, которые на татарском языке будут воспринимать что-то философское, призывное и для размышления. С одной стороны.

С другой, мы как исполнители немножечко боимся выходить за рамки уже установленных норм.

- Почему?

- Не знаю! Но мне, например, хочется конкретно треки, которые мы будем выпускать, хочется выразить какой-то свой протест. Прежде чем делать что-то философское и новое, нам нужно разобраться с тем, что у нас есть, а потом уже со временем все придет. Это следующая ступень.

- Какие изменения в музыке вам бы хотелось внести?

- Мне бы хотелось, чтобы наш язык был свободнее, чтобы это был обычный язык, на котором все говорят, который можно использовать везде! И если ты его использовал в песне, в музыке, которая отличается от национальной татарской музыки, чтобы не говорили, что «татарский язык не может сочетаться с этой музыкой, где нет пентатоники». Я просто хочу использовать татарский язык где хочу и когда хочу, чтобы это не было что-то возвышенное и закрытое, и чтобы все говорили: «Да, он мне не нужен». Хочется просто, чтобы он был обычным бытовым языком и тогда он будет свободнее. И тогда спокойно можно будет его применять в искусстве.


Беседовала Регина Яфарова

Комментарии 0

Аватар