Онлайн трансляция

Свернуть

Зифа Кадырова: «В сгоревшем доме остались не только мои рукописи, но и подарок моей матери - Коран»

12 Декабря 2019, 09:00

230

0

Рукописи все же горят. В конце ноября сгорел дачный дом известной татарской писательницы Зифы Кадыровой.

Зифа Кадырова: «В сгоревшем доме остались не только мои рукописи, но и подарок моей матери - Коран»
В доме хранились накопленные за весь период ее творчества письма от читателей, а также несколько незаконченных романов. В беседе с корреспондентом интернет-редакции ТНВ Зиф-ханым рассказала, как стоически отнеслась к ЧП, объяснила, почему не вошла в Союз писателей Татарстана и как пришла к тому, чтобы писать книги.

«В сгоревшем доме остались не только мои рукописи, но и подарок моей матери - Коран»

- Зифа-ханым, давно ли вы жили в том доме?

- Прошло уже 7 лет, с момента как не стало моего мужа. Мы успели пожить вместе с ним в этом доме всего лишь год. Мне не хотелось возвращаться оттуда в город. С каждым годом я старалась благоустроить дом и летний сад.

- Когда дом горел, вы были в больнице. Из-за чего возник пожар? Есть предположения?

- Сейчас я лежу в больнице. Каждую неделю на той даче собирались родственники, дети и внуки. Если меня там нет, то и дети не хотят туда приезжать. Мы до сих пор не знаем, из-за чего произошел пожар.

- Кто сообщил вам о пожаре?

- Председатель села позвонил и сказал: «Зифа, ты где? Там ведь твой дом горит!». К прибытию пожарных уже ничего не осталось, дом полностью сгорел. Пожар тушили пять часов.



- В интернете пишут, что ущерб составил 3 миллиона. Это так?

- Понимаете ли, здесь было проведено отопление, свет, вода, благоустроенна территория, есть баня. Сумма даже превысила 3 миллиона. Ко мне в гости приезжало очень много журналистов, писателей, ночевали артисты из Башкирии. У детей этот дом был любимым местом. Моим самым большим желанием было - собрать моих детей и внуков всех вместе, этот дом как раз и был таким местом.

- Кроме материального ущерба, в доме, наверное, осталось много дорогих для вас личных вещей…

- Самое печальное – это четыре папки писем, присланных от людей. Каждый собственноручно описывал свою судьбу и историю. Люди оставляли их на встречах со мной в качестве подарков. Я не умела писать на компьютере, поэтому все хранилось на бумаге, весь архив остался в том доме. Все публикации в различных газетах и журналах – все сгорело. Особенно жаль вещи, которые мне оставила на память мама. Там же сгорел Коран, подаренный ею в последний раз. Весь мой мир остался в сгоревшем доме.

- Остались ли в сгоревшем доме незаконченные произведения?

- Да, остались. То, что я написала вчера, повторить сегодня уже невозможно. К сожалению, было очень много вещей, но я за них не переживаю. Главное, чтобы не случилось чего похуже. Люди мне соболезнуют. Но это беда, а не горе. Я это понимаю и принимаю.

- Вы не хранили рукописи в интернете?

- Они были в интернете, но вы ведь не носите постоянно с собой ноутбук. Внезапно что-то вспоминаешь, и записываешь свою мысль на бумаге. Письма от людей, уже можно назвать готовым материалом. Они должны были найти в произведении свое место и стать собирательными образами.

- Были ли желающие помочь вам?

- Мне каждый день звонят и пишут люди, но я ни на кого не надеюсь. Я отказываюсь от помощи, но мои ученики всячески стараются помогать мне. Я благодарна людям за понимание. Я построю еще один дом, но главное, чтобы бог уберег от большего несчастья. У людей всегда существует двоякое мнение, кто-то поможет, кто-то осудит. Я принимаю помощь в виде рабочих рук, чтобы снова все построить не достаточно лишь женских рук.

- Вы собираетесь строить дом в том же месте?

- Я живу на той улице, на той даче уже 30 лет. Для меня эта земля - это память и мне не хочется с ней расставаться. Построю дом, насколько это будет в моих силах, а дети будут мне помогать. Я люблю здешнюю среду, зимой тут никого нет, тишина и я одна. Я выхожу на улицу, убираю снег, гуляю с собакой. Это не одиночество, потому что мне хорошо в этой тишине. Три последние книги я написала именно там.

- Книги Зифы Кадыровой люди читают с удовольствием. Вы погрузились в литературу только в 50 лет, до этого трудились в других профессиональных сферах. Помогло ли вам это, когда вы начали писать произведения?

- Я всю жизнь провела на работе. Если бы я начала писать в 18 лет, то написал бы совсем другое. У меня нет соответствующего образования, я не знаю, как писать, пишу, как велит душа. В то время как люди учились в высших учебных заведениях, я строила города. Последние двенадцать лет я вместе с мужчинами протягивала кабель и работала на стройке. Я рада тому, что была чернорабочей в тяжелые жизненные моменты, потому что моя семья не голодала. Работая среди мужчин, я многому научилась. Мне пригодились все приобретенные знания, когда я начала писать.

- Что лежит в основе ваших произведений?

- Первым дело ставишь вопрос: «Почему это так?» и начинаешь искать на него ответы. Мы сейчас не умеем радоваться, как раньше, мы перестали видеть красоту жизни. Нам чего-то всегда не хватает.



- Как вы относитесь к новым культурным мероприятиям казанской молодежи?

- Я не посещаю их поэтому и ничего не знаю. Я посещаю кружок «Лейсан», организованный набережночелнинскими писателями. В Казани я бываю редко. К моим поклонникам я приезжаю со спектаклями, народ меня принимает и я этому рада.

- Вас долгие годы не принимали в союз писателей, то документы не доходили, то не рассматривались. Но когда вам наконец пришло приглашение, вы от него отказались, почему?

- Первый раз я не смогла поехать, потому что болела. А потом я подумала: «А нужно ли мне вступать в этот союз писателей?». Я видела много образованных и начитанных писателей, по сравнению с ними я - никто. Я не числюсь ни в каких союзах, но хожу на встречи с учениками. Нет никакой разницы: я просто делаю свою работу. В издании «Матбугат» даже пришлось прочитать про себя, то, что я «непризнанная». Если достойна – значит стану признанной, для меня это не так важно. Некоторые хотят вступить в союз, это их можно сказать мечта всей жизни. А у меня не было мечты не только вступить в союз, но и вообще стать писателем.

- А как вы начали свой путь в написании?

- Это был новый путь ниспосланный Богом. У меня на многое изменился взгляд. Раньше у меня не было времени даже следить за новостями, я могла прочесть лишь одну книгу в год. А вот мой муж любил читать много книг, он то и рассказывал мне прочитанные книги, делился новостями.

- Сейчас вы больше читаете?

- Не могу сказать, что читаю все подряд. Об одной книге я могу размышлять два года, потому что хочется всецело понять ее. И я стараюсь сохранить зрение. Хочу сказать, что чтобы написать книгу, для этого не нужно читать, нужно чтобы прочитанное пригодилось в жизни. Из всей книги, возможно, понадобиться лишь одно предложение.

- Какие у вас планы на ближайшие 5 лет?

- В декабре у нас начнутся встречи. Нельзя жить не имея хоть какого-то плана, но при проблемах со здоровьем нельзя и загадывать надолго. В год смерти муж, у меня была расписана каждая встреча, и я не пропустила не одну. В те времена залы были переполнены, а сейчас время немного другое.

фото из социальных сетей Зифы Кадыровой и сайта vestikamaza.ru.

Беседовал Алмаз Шигабутдинов, перевод Регина Яфарова

Комментарии 0

Аватар