Онлайн трансляция

Свернуть

Раиль Фахрутдинов: «Астраханские татары хотят моральной поддержки, чувствовать себя нужными» - видео

Раиль Фахрутдинов: «Астраханские татары хотят моральной поддержки, чувствовать себя нужными» - видео

https://tnv.ru

25 декабря 2020, 09:00

1163

0

ТНВ представляет интервью с доктором исторических наук, профессором КФУ в рамках специального проекта «7 дней плюс».

Раиль Фахрутдинов: «Астраханские татары хотят моральной поддержки, чувствовать себя нужными» - видео

В новом проекте на телеканале ТНВ почти ежедневно в будние дни будут выходить интервью с выдающимися татарскими учеными и экспертами.

Одиннадцатым героем специального проекта стал доктор исторических наук, профессор КФУ Раиль Равилович Фахрутдинов. Он является специалистом в таких областях как этнография, этнология и антропология.

В интервью корреспонденту ТНВ Михаилу Любимову Фахрутдинов рассказал о проблеме формирования наций, о риске возникновения конфликтов среди молодежи разных национальностей, а также о конфессиональной идентичности.

«Если этносы и народы формируются стихийно, то нации формирует политическая элита»

- Национальный вопрос в многонациональной стране всегда был объектом пристального внимания. На ваш взгляд, существует ли разница между понятиями народ и нация? В чем она?

- Вопрос риторический. В самом деле, Россия это многонациональная страна, она исторически складывалась как многонациональная. Надо прямо признать, что национальный вопрос в России в был конечно острым вопросам. С другой стороны, многонациональность России большое количество этносов – оно всегда являлось богатством этого государств, богатством ее культуры. И без сомнений эта культура взаимоотношений складывалась веками! Что касается вопроса соотношения таких терминов как народ и нация – вопрос очень непростой. Тем более что даже ученые часто спорят между собой, мы находим разные трактовки. Но, при этом я подчеркну, что народ – это исконно русское слово, и оно свойственно только для нашей отечественной этнологии. На Западе больше используют термин этнос. В моем понимании этнос и народ – это понятия достаточно близкие. В чем принципиальная разница? Нужно, прежде всего, исходить из того, что это нас или народ - это группа людей по выражению Вебера (прим. ред. - Максимилиан Карл Эмиль Вебер немецкий социолог, философ, историк, политический экономист. Идеи Вебера оказали значительное влияние на развитие общественных наук, в особенности — социологии) объединенная общностью языка, общностью происхождения и общностью территории. Конечно же, в этом отношении, этнос - это некая стихийная группа людей, которую объединяют эти признаки.

Более того народ и этнос – это все-таки свойственно для более ранней эпохи, т.е. Средневековья. А нация – это уже политический конструкт. Он возникает уже в новейшее время, и как правило в период строительства государств.

- А если предположить, что ученый занят изучением народов и этносов, то он может стать доктором социологических или исторических наук, а если ученый изучает нации, то он станет доктором политических наук?

- Не обязательно! Но, принципиальное отличие заключается в том, что в период формирования и конструирования наций на первую позицию выходит такое понятие как самосознание. И нельзя забывать то, что если этносы и народы формируются стихийно, то нации формирует политическая элита. Причем, в свое время Гердер (прим. ред. – Иоганн Гердер – немецкий гуманист. Рассматривает язык как неотъемлемое свойство человеческого сознания, но, вместе с тем, подходит к нему с точки зрения историка. Заложил основы эволюционного подхода к решению проблемы глоттогенеза) очень четко заметил, что наряду с самосознанием очень большую роль играет наличие высокой, элитарной культуры. Политическая элита, еще ее можно назвать интеллектуальной, как раз и занимается процессом конструирования наций в ее современном понимании.

Я думаю, что проблема формирования наций сегодня настолько актуальна и интересна, что этими проблемами занимаются не только социологи, политологи, историки и этнологи, но и культурологи и философы. Думаю, это является объектом изучения в последние десятилетия большого круга ученых, людей которые связаны с искусством, с культурой.

- Какие главные вызовы стоят сегодня перед татарским народом и нацией? Что сегодня угрожает? Есть мнение, что глобализм, который стирает все различия между нациями и государствами.

- Т.е. вызовы, которые существуют у татарской нации, они такие же что и других граждан России. Т.е. вызовы не отличают национальность, будь он татарин, русский, чувашин, мариец и т.д. Эти вызовы достаточно известные, это и проблема, к сожалению, терроризма, и наркомания, и неожиданно сегодня для нас это и проблема здоровья нации. Это, как я уже упомянул – общие вызовы для всех народов РФ.

Но есть и свои особенности, которые заключаются в сохранении традиций, языка. Однажды на одном выступлении один из молодых татарских журналистов задал мне очень хороший вопрос: «А сколько можно говорить о прошлом татар, когда  мы с вами будем говорить об их будущем?», мне настолько понравилась эта его ремарка. Мы должны прогнозировать будущее нации, исходя из тех реалий, которые сложились сегодня. Реалии непростые, мои поездки по регионам РФ показывают, что процессы там происходят далеко не радужные, а зачастую и очень печальные. Будучи в Астраханской области и общаясь с татарской диаспорой, как-то с болью в сердце они говорили о тех проблемах, которые существуют, я имею в виду в этнокультурном плане, а не в политическом и правовом. На мой вопрос: «Как же Татарстан вам помогает?», они с некоторой долей печали сказали: «Ну, чак-чак, Сабантуй», а хотелось бы больше…

- Им бы хотелось, наверное, не только учебников, но и моральной поддержки?

- Они, конечно же, хотят моральной поддержки, но самое главное они хотят чувствовать себя нужными, нашими соплеменниками, частью нашей культуры! На сегодняшний день складывается впечатление, что они как-то немножко живут сами по себе. Дело и в учебниках тоже, Потому в советских школах, где преподавался татарский язык, история и литература – на сегодняшний день этого нет! По причине отсутствия опять-таки учебников и кадров. Этот вакуум заполняют те представители ногайской диаспоры, которые активно при поддержке определенных сил их меняют, меняют идентичность астраханских татар. Те же процессы происходят в братском Башкортостане, например. Сейчас активно готовиться мысль о существовании некоего северо-западного диалекта башкирского языка.

«Меня, как представителя татарского этноса беспокоит, что в последние 10-15 лет национальная идентичность постепенно трансформируется в конфессиональную, особенно среди молодежи»

- Можно ли сформировать нацию на основе какой-то генетики? Мы, ведь, сейчас возможно это и наблюдаем в соседней республике…

- Есть концепции нации: гражданская, этническая. А есть очень интересная концепция – биологическая. Ее основателем был Гумилев (прим. ред. - Пассионарная теория этногенеза Льва Гумилева (1912—1992) описывает исторический процесс как взаимодействие развивающихся этносов с вмещающим ландшафтом и другими этносами). И сегодня как раз генетические исследования проходят в русле этой концепции формирования наций. Я не являюсь сторонником этой концепции, по той простой причине, что я убежден, что человека, семью и в целом общность формирует среда. Если идти по этой логике и изучать генетику, я понимаю, что ее необходимо знать и использовать для изучения предков во втором поколении, третьем, четвертом, но если исходить из этого, то кем мы можем назвать Пушкина? Генетически он представитель русской культуры. Поэтому, я убежден, что человека формирует среда и прежде всего это культура, историческая память и без сомнения самосознание.

- Мы упомянули понятие экстремизм, и когда мы говорим о национализме, у нас есть шанс попутать немножко его со словом нацизм или шовинизм. От утверждения «Моя нация – прекрасна» до утверждения «Моя нация – лучше всех» - от нацизма один шаг. В тех или иных проявлениях мы сейчас наблюдаем этот экстремизм. Хочется спросить о национальном экстремизме, вы наблюдаете его сейчас в Татарстане? Как ему противостоять?

- Лукавить не буду, я бы не сказал, что национальный экстремизм явно выражен в Татарстане. Хотя и говорить то, что его нет вовсе, тоже будет лукавством. Но все-таки меня больше беспокоит псевдорелигиозный экстремизм. Меня, как представителя татарского этноса, татарского народа, татарской нации беспокоит, что в последние 10-15 может быть лет, национальная идентичность постепенно трансформируется в конфессиональную идентичность, особенно среди молодежи. То же самое происходит и в регионах РФ. К сожалению, надо признать, что определенная часть татарской молодежи, когда мы задаем вопрос при проведении социологических исследований «К какой нации ты принадлежишь?» - указывают к мусульманской нации. Я беседовал с молодыми людьми и для них проблемы национальной самоидентификации вторичны, к сожалению. Первичны проблемы конфессиональной идентичности.

Я не сторонник того, чтобы говорить о том, что чуждые нашим традиционным ценностям приходят извне, но так оно зачастую и бывает. Эти радикальные традиции несвойственны для татарской уммы. Они, к сожалению, в последние десятилетия все более и более усиливаются, это тоже факт.

- Вы видите в современной молодежи людей, стремящихся к национальному самосознанию, к идентичности? Если да, то каков процент этих людей, по-вашему?

- У меня напрашивается параллель с советским периодом. Я вспоминаю, что в Казани в советский период на улицах толком не разговаривали. Стеснялись. Сегодня ситуация, конечно, иная. Я обратил внимание Казанский Федеральный университет – это же многонациональная Россия в миниатюре. К нам приезжают с разных краев. И у тех представителей диаспоры, которые приезжают из соседних регионов, а их достаточно много. По глазам видно, что они приезжают с некой большой надеждой в глазах, найти что-то новое, влиться. Конечно, у современной молодежи несколько иные ценности, а у нас были иные ценности с поколением более старшим. Поэтому осуждать или не осуждать будет неправильно. В процентном соотношении я затрудняюсь ответить. Правда, мы проводили социологические исследования среди наших студентов, выявляли риск возникновения конфликтов среди молодежи разных национальностей. И для меня было важно ни сколько они себя идентифицируют представителями какой-то национальности, а насколько велики или минимальны эти риски. Причем, мы проводили это исследование достаточно долго, охватили достаточно большой процент студентов. И к моему удовольствию, риски, конечно, есть, но они минимальны, по сравнению с теми регионами, которые нас окружают. И 90% представителей того или иного этноса себя идентифицируют именно как представители своей нации. Это достаточно высокий процент!

«Переезд мигрантов – надо воспринимать как данность, как факт, им надо помогать адаптироваться и становится гражданами РФ»

- Есть ли для нас угроза в связи с миграцией, с приезжими, которые приезжая, не желают вливаться в нашу культуру?

- Вопросы миграции тоже очень непростые. С одной стороны, без мигрантов наша экономика не просуществует – это экономический аспект. Но кроме него, есть масса других аспектов этические, религиозные и т.д. В свое время Фридрих Ницше описывал «ресентимент» - отношение раба и хозяина, когда хозяин хороший, добрый и раб им восхищается, сравнивает себя с другими рабами, но постепенно у Ницше это уходит. Раб начинает понимать, что он никогда не достигнет уровня хозяина и его детей. И как бы к нему хорошо не относился – он все равно будет смотреть на него как на неполноценного человека. Самое главное, что раб осознает, что он никогда не достигнет этого уровня. Как раз явление ресентимента я проецирую на те миграционные процессы, которые мы сегодня наблюдаем. Т.е. да, Татарстан регион, где проживает мусульманское население, вроде бы все неплохо, они приезжают, но постепенно чрез 1-2 года отношение этих мигрантов начинает меняться. На первых парах, казалось бы, восхищение переходит в некое недоумение. Причем, недоумение ярко выражается во втором поколении. Главная проблема заключается и в нас тоже. Мы должны дать им понять, что они наши будущие сограждане. Пока мы не дадим им это понять, не обеспечим теми правами, которые есть у нас, тем отношением к соплеменникам, которые у нас сохраняются по отношению друг к другу, я думаю, что это проблема будет существовать вечно.

Еще один аспект, на который я бы хотела обратить внимание наших граждан. Зачастую приходится слышать «Понаехали! Преступность!». Дело в том, что это удел всех пост-империй. Если мы возьмем Великобританию, то в Лондоне в целом – огромное количество индейцев, пакистанцев – это выходцы из бывших британских колоний, то же самое во Франции. Конечно же, Санкт-Петербург, Москва, Казань и другие крупные города – как 100 лет назад для Средней Азии, Закавказья, Северного Кавказа – мы являлись метрополией, также еще 100 лет мы будем для них метрополией. Они как приезжали к нам, так и будут приезжать. Пока качество жизни в этих регионах не станет высоким, к нам так и будут приезжать. Ситуация не будет меняться от того, радуемся мы или нет. Это надо воспринимать как данность, как факт, им надо помогать адаптироваться и становится гражданами РФ.

- Вы специалист по концу XIX - началу XX века в нашей истории. За 100-150 лет по качеству жизни, конечно, мы ушли вперед, а что по национальной идентичности? Ведь мы знаем, что 100 лет назад она формировалась, мы сильно ушли вперед в этом вопросе?

- Конструкции нации формируются или элитой данного этноса или государственными структурами. Татары – это та нация, которая формировалась политическая элита именно татарского социума. Основателем был знаменитый Шигабутдин Марджани. Что интересно, он ведь, был богословом и именно первым поднял вопрос, что мусульман – такой нации нет, надо определяться «кто мы»! И впервые сказал: «Мы – татары!». Затем татарская элита как раз под воздействием идей Марджани, а он для нас ценен еще и тем, что он смог привить татарам синтез трех мировоззрений: восточных традиций (богословия), европейской и русской научной мысли. Как раз синтез этих трех начал помог и спровоцировал формирование наций. Я в своих исследованиях ее называю – политическая нация. По той простой причине, что именно в этот период возникает влиятельное, и знакомое для русской общественной мысли – это научная татарская мысль и прежде всего – политическая мысль.

- В чем основная мысль политической мысли?

- В создании современной нации!

- В чем основная мысль конструирования?

- Европеизация татарского народа, татарской мысли, гуманизация татарской нации и синтез тех традиций, которые были в истории татарского народа, впитывание лучших научных познаний европейских русских и наряду с европейской и русской нацией становится одной из цивилизованных наций современного мира. Кроме тех ценностей, которые свойственны для всех народов – есть ценности не приходящие. Это осознание сопричастности к своей культуре, к своей истории, своему народу. По этой причине, конечно же я уверен, что татарская нация, являясь составной частью нашего многонационального государства будет смело смотреть в свое будущее и сохраниться! В свое время Гаяз Исхаки в одном из своих произведений в начале XX века прогнозировал, что татарская нация исчезнет через 200 лет. Наши деятели культуры часто цитируют эти слова, с горечью и болью в душе. Я нашел изумительные слова Габдуллы Тукая, который примерно в это же время писал: «Татарская нация, основа которой была заложена и возникла в Заказанье – имеет право на очень длительно существование», а также он писал о том, что он наиболее ярко видит взлет культуры, уровень самосознания и данные процессы будут продолжаться многие столетия. Это разные взгляды на будущее нации. 


Читайте также: Радик Салихов: «В 1919 году возникла идея создания Татаро-башкирской республики...» - видео

Индус Тагиров: «Татары должны сыграть свою роль, чтобы Россия развивалась как демократическое, федеративное государство» - видео

Искандер Гилязов: «Кто-то раздувает процесс разделения этносов, чтобы приостановить процесс единения татар» - видео

Руслан Айсин: «Люди, которые отрицают, что являются татарами – они, наверное, очень низко стелятся по земле» - видео

Эльмира Калимуллина: «Если мы «законсервируемся», то развития в татарской музыке не будет» - видео

Искандер Измайлов: «Уже в XIX веке татары стали единой нацией на значительной территории» - видео

Лилия Габдрафикова: «У татар и башкир – общая история, культура они жили на одной территории и их нельзя противопоставлять» - видео

Рамиль Тухватуллин: «Я обеспокоен возможной башкиризацией татар, проживающих на территории Башкирии» - видео

Ильнур Миргалеев: «До сих пор есть учебники, где Золотая Орда рассматривается только в негативном ключе» - видео

Комментарии 0

Аватар