Онлайн трансляция

Свернуть

Ильнур Ярхамов: «Нам нужно говорить, что у татар тоже получается быть крутой нацией» - видео

Ильнур Ярхамов: «Нам нужно говорить, что у татар тоже получается быть крутой нацией» - видео

https://tnv.ru

08 Января 2021, 09:00

431

0

ТНВ представляет интервью с журналистом и татарским блогером в рамках специального проекта «7 дней плюс».

Ильнур Ярхамов: «Нам нужно говорить, что у татар тоже получается быть крутой нацией» - видео

В новом проекте на телеканале ТНВ почти ежедневно в будние дни выходят интервью с выдающимися татарскими учеными и экспертами.

Четырнадцатым героем специального проекта стал журналист и татарский блогер Ильнур Ирнисович Ярхамов. Он ведет свой Youtube-канал «Татары Мира», где рассказывает об исторических событиях, связанных с историей татарского народа.

В интервью корреспонденту ТНВ Ярхамов рассказал о популяризации татарского контента в соцсетях, как молодежь идентифицирует себя в ТикТок, а также о том, как пропагандисты из Башкирии утратят и татарскую и башкирскую языковую идентичность, называя татарский язык северо-западным диалектом башкирского.

«Если есть татароязычный контент – татары заходят в соцсети и им комфортно…»

- Вы достаточно популярный журналист и еще более популярный блогер. Вы один из сооснователей проекта «Татары Мира». Что сегодня лежит в контексте татароязычной части интернета, как развивается именно контент формирования такой национальной идентичности? Насколько он востребован сегодня?

- Татарской проблематикой я занимаюсь примерно с 2015 года как журналист. Блогером стал буквально недавно, в этом году. Почему мне это стало интересно? Я стал замечать, как в различных соцсетях- «Одноклассники» и «ВКонтакте» – стали формироваться татарские сообщества. То есть люди, которые себя идентифицируют – я татарин, мне интересно читать что-то о татарах, я хочу высказываться на какие-то вещи, темы, события как татарин и мне интересна татарская музыка, татарский юмор и т.д.

Я стал наблюдать этот процесс. Он развивается и на сегодняшний день, в принципе, можно сказать, что не только молодые татары сейчас приходят в соцсети, есть люди уже и среднего возраста, и пожилые люди. Мы их видим - как у них формируются сообщества. Это уникальное явление, потому что их же никто не заставляет, чтобы они сами себя татарами называли, но они приходят.

Я могу сказать так, что больше всего сегодня татар представлено в таких соцсетях как «Вконтакте», а еще больше в Instagram. Это все благодаря различным татарским блогерам, в том числе и татароязычным. Потому что проблемы языка для татар в соцсетях очень важны.

Мне очень интересно, а что татары обсуждают между собой. На каком языке? Это тоже важный вопрос. Что думают некоторые люди, зачем они приходят в соцсети? Знаю примеры, как люди находят и создают пары. То есть, просто муж и жена – мы татары и это для них такая среда обитания.

- Можно сказать, что такое определенное новое время наступило для социальных сетей именно с позиции определения себя по национальному признаку и с вопросами?

- Да, конечно! Потому что, мне кажется, современный мир информационный. Информации становится все больше и больше. Люди просто физически не успевают читать статьи, просматривать какие-то видео и, если есть татароязычный контент – татары заходят в соцсети и им комфортно, потому что это пишется о них, об их проблемах, что их ждет в будущем и это им нравится. Это их там и держит.

- На мой взгляд, если подразделить контент в соцсетях, все, что касается назовем этот проект условно «Татары мы», то часть - особенно в Instagram, это звезды татарской эстрады, это татароязычный контент, это обсуждение татарской музыки. А есть русскоязычный контент в том самом ТикТоке представленный для татар…

- В ТикТоке есть и татароязычный контент тоже.

- И татароязычный тоже, но и русскоязычный тоже там представлен достаточно в большом количестве. Есть блогеры татароязычные, как правило, но они не политизированные...

- Это развлечение.

- На что еще подразделяется этот контент? История, самоидентификации… А какие еще направления есть, трендовые?

- Немножко уточню по поводу языка. В общем, я наблюдаю за всем этим татарским «движем» в соцсетях и у меня есть четкое понимание, у меня нет иллюзий, что на самом деле за пределами Татарстана. Татары в соцсетях, в основной своей массе, к сожалению, русскоязычные. Они потребляют смыслы, новости, аналитику, какие-то вещи на русском языке. Это для них ближе всего и понятней всего.

Хотя есть какие-то очаги в виде супертатарских деревень в Пензенской области, Ульяновской области, в Сибири. Там сохраняется татароязычная татарскость. Для них тоже нужно что-то делать.

И есть прям татарское ядро – это татароязычная аудитория. По некоторым подсчетам сегодня есть в соцсетях, где очень сложная методология поиска, ее делали специалисты из «Татмедиа» - примерно 430 - 450 тысяч татароязычных людей. Это, я так понимаю, на всех платформах. То есть, «Вконтакте», «Одноклассники» и т.д.

И для нас самое главное, чтобы татарская аудитория оставалась татарской и как-то их завлекать в это массивное татароязычное ядро, чтобы они туда приходили. Это уже вопрос популяризации татарского языка. Механики различные, продвижение – это непросто, но есть какие-то вещи в этом деле.

- А можно сказать, что из вот этой татароязычной аудитории, в том числе русскоязычной аудитории татар, много тех, кто живет за пределами Татарстана, за рубежом. Этот контент охватывает их?

- Да, есть зарубежная татарская аудитория, то есть за пределами России. К нашему удивлению, они тоже татароязычные. Финские татары, к примеру, знают только финский, английский и татарский языки. То же самое, наверное, можно сказать и о турецких татарах, татарах Америки - они тоже есть и мы с ними тоже должны поддерживать коммуникацию обязательно.

- Необходимо ли создавать контент для русскоязычных татар?

- Обязательно.

- Почему?

- Они, конечно, утратили язык. Может быть, кто-то сделал это совершенно объективно, переход с татарского языка на русский язык, но им же интересно татарское, они же себя по-русски идентифицируют, что я – татарин, для меня самое главное быть татарином, у меня семья татарская. У некоторых даже жены, например, русские, но они говорят: «У меня дети будут татарами, я так считаю. Это для меня важно». Мы не должны их кидать на произвол судьбы. Мы должны им уделять внимание обязательно.

- То есть русскоязычные татары, они, как правило, сохраняют обычаи, культуру, владеют воспоминаниями от бабушек, от прадедов, знают какую-то историю татар, но может ли быть вот этот контент, который создают социальные группы на всевозможных платформах наоборот привлечь их к увлечению? Вовлечь в татарский язык? Может быть, это такая вишенка на торте - изучение татарского языка?

- Конечно, есть. Это делается, они например, смотрят телекомпанию ТНВ. Медиа тоже многие вещи делает - все движется в этом направлении. И, скажем так, если сравнивать с другими тюркскими народами в России, ногайцы, например, башкиры, у них очень большая проблема с башкироязычным, ногаеязычным контентом. Потому что, если взять ногайцев, у них нет своей республики, у них свой регион. У них нет своих институтов, академий наук, институтов истории, своей эстрады и т.д. У башкир тоже есть какие-то проблемы. Для меня лично большой секрет, я до сих пор в соцсетях не сталкивался в башкироязычной эстрадой. Они почему-то слушают татарскую эстраду. Они в Тик-Токе записывают видео, где говорят: «Я башкирка, мама башкир, папа башкир, но мы слушаем по-татарски Салават, Айдара Галимова». То есть они себя идентифицируют, но благодаря татарской музыке. Удивительно, конечно. А где их башкироязычная эстрада?

- Но при этом, мы же наблюдаем, что сегодня социальные сети достаточно политизируются. Особенно в национальном вопросе. Мы видим, что ведется активная борьба неких групп со стороны Башкортостана, которая достаточно серьезно и в Facebook делает ряд громких, ярких заявлений. О чем говорит? Почему они возникают? Почему эти платформы сейчас используются для этого?

- Есть такая группа. По моим подсчетам, это примерно 20 публичных личностей. Если смотреть кто именно эти люди – это люди науки. То есть, это – филологи, историки, этнографы, этнополитологи. Потом к ним присоединяются различные краеведы, учителя на пенсии, преподаватели на пенсии, директора домов культуры и библиотекари.

Недавно я смотрел видео, в котором группа людей, скажем так, назовем их башкирскими политтехнологами, делала курс небольшой лекции по зуму в Татышлинском районе Башкортостана. Кстати, наш певец Салават Фатхетдинов с Татышлинского района Башкортостана. Считается, что там в основном татарское население, но они связались с краеведами оттуда, с библиотекарями, учителями, местными историками и все говорили на чистейшем татарском языке – мое татарское ухо было приятно удивлено таким классным татарским языком. Политтехнологи к ним обращались на русском языке, что для меня удивительно, потому что все-таки они же выступают с позицией, что: «Вы на самом деле не татары, а башкиры». Ну, тогда и разговаривайте с ними на башкирском языке.

Я, кстати говоря, у себя в Facebook тоже общаюсь с башкирскими активистами. Я пишу на татарском, они пишут на башкирском. В принципе, я понимаю башкирский язык. И меня немножко удивляет – почему вы на русском разговариваете? К вам же обращаются на татарском языке! Да, если вы даже считаете татарский язык своим северо-западным диалектом башкирского языка, так у вас – башкирский литературный, у них, допустим – башкирский диалект. Ну, общайтесь – а нет! И, к сожалению, я делаю вывод, что то, чем они занимаются – пропагандой, то, что вы не татары, а башкиры, у вас не татарский язык, а северо-западный диалект башкирского, в конце концов приведет к тому, что они потеряют татарский язык. Башкирский язык у них не появится, и они просто потеряют свою языковую идентичность.

- То есть, скорее разрушительная политика, да?

- Мне кажется, что да. Даже, если вы там с позиции – «Мы вас обашкирим» - ну, хотя бы по-башкирски к ним обращайтесь. Мне кажется, это немножко неуважительно.

«Это будет уникальная перепись в 2021-м году»

- Скоро перепись и вы работали на Российской переписи?

- Да, я работал переписчиком в 2010-м году будучи студентом исторического факультета. Я переписывал центральную улицу Казани, в Вахитовском районе и примерно представляю, что за перепись нас ожидает в 2021-м году. Это будет уникальная перепись.

Я своими ногами ходил по квартирам и примерно 50% адресов, которые у меня были –не было. То есть, мне не открывали. Я говорил: «Я переписчик. У меня пропуск, шарфик». Нет, не пускали - 50%! Мы потом догоняли эти выпадающие списки - нам кое-какие милицейские документы давали. Где у человека есть фамилия, имя, отчество, дата рождения, но нет национальности.

По подсчетам некоторых социологов в 2010-м году у нас так пропало по национальной идентичности в городах, больших мегаполисах, не только в Казани – 30% населения. То есть, мы не знаем у 30% населения их национальность.

В принципе, если выстроить все грамотно, если объяснить каждому татарину - у тебя есть прекрасная возможность в 2021 году переписаться электронно. При чем, свою семью, в том числе. Мы можем найти еще пропавших татар в городах. Их нужно искать.

- Как раз в этом, наверное, сейчас огромное влияние социальных сетей идет?

- Да!

- Каким образом выстроена работа сейчас в социальных сетях, возможно, в связи с предстоящей переписью? То есть, будет разъяснительная работа? Что? Призывы?

- Главный наш адресат, к кому мы должны обратиться – это молодежь. Необязательно молодежь, но просто люди, которые знают, что есть портал такой как «Госуслуги». Каждый день там записываются на очередь к врачу, платят какие-то налоги. И если они разбираются в этих вещах, если им донести, что они должны переписать свою семью, то будет очень замечательно. И мы даже решим вопрос по татарам, которые живут в Башкортостане, потому что у них дети – студенты, учатся в казанских вузах или переехали работать в Казань. Человек, сидя в Казани, может переписать всю свою татарскую родню, которая живет в Башкортостане, в Илишевском или Благоварском районе.

- Вы были переписчиком. Если говорить о тех, к кому вы попали в квартиру и которые согласились участвовать в переписи, какие самые сложные вопросы бывают в этих переписных листах, когда люди начинают задумываться, вспоминать, определяться, либо уже автоматически - год рождения, количество семей, национальность? Где, какие вопросы самые сложные?

- 2 самых сложных вопроса были для людей. Первый - это источники доходов. Все боятся, что будут заглядывать в их карман. И второй – язык и национальность. Потому что, насколько я помню, в анкете был вопрос по поводу того, какой язык предпочтителен для разговора. Некоторым людям сложно определяться. Некоторые люди меня откровенно тролили, говорили: «Я – казак», «Я – джедай». Бывает и такое.

- Это просто несерьезное отношение к переписи, которое в общем-то является достаточно важным социально-экономическим мониторингом для государства?

- Да. Сложность еще была в том, что у некоторых смешанные семьи. Если я, например, обращался к жене, а у нее муж татарин. Она говорит: «Перепишите наших детей тоже как татар». Такое было несколько раз. Или, например, муж тоже: «У меня жена русская. Ну, давайте, у нас 2 ребенка - пускай один будет татарин, другой будет русский»...

- То есть все поровну?

- Да. Вот эта вот этническая идентичность – это еще внутрисемейное дело, поэтому не нужно усложнять. Возвращаясь к том же Башкортостану, там очень много смешанных семей - татары, башкиры, друг с другом женятся затевают вот эту политизацию, которую мы видим... Не мы ее начали, но она идет, и она ведь еще влияет на семейную атмосферу, потому что людям нужно этнически идентифицироваться.

- Например, если папа русский, мама татарка, воспитывала меня татарская бабушка, в том числе. Я получала паспорт в 14 лет, пришла домой, у меня еще была национальность. Я выбрала - татарка. Почему сегодня это происходит позже? Тогда нас подталкивала та самая паспортизация и мы обязаны были указывать эту национальность?

- Я сам себя считаю татарином, но у меня нет иллюзий, что национальная идентичность сильно определяет человеческую повседневную жизнь. Человек может работать в магазине. Каждый день у него – дом, работа. И вот, раз в 10 лет как проходит перепись, ему нужно определиться, что он на самом деле-то татарин. Поэтому, я прекрасно понимаю, людям сегодня действительно сложно определить свою национальную идентичность. Мне кажется, это объективно так получилось.

- Либо само понятие национальной идентичности потихоньку растворяется в глобализации мира?

- Конечно, да. У нас западный мир создает там «Властелин колец» и все люди хотят себя отождествлять с тамошними героями. Вот они – татары в тюбетейке. Эльфами для некоторых, наверное, быть круто. А что поделаешь? Это современный мир. Люди вообще общаются в соцсетях.

- Это надо принять?

- Это надо принять, да. И людям нужно помогать идентифицироваться.

- Мы уже говорили, что очень рьяно обсуждаются вопросы татаро-башкир, да?

- С той стороны даже звучат такие, мне кажется, жестокие тезисы, что они там, татары как народ всего лишь в XX-м веке появились...

- Но это некие историки?

- Да, это историки, но люди это же близко к сердцу воспринимают. Они же не понимают, что просто сказал историю, потому что прочитал неправильные книжки.

- То есть, они воспринимают это как истину?

- Люди воспринимают это серьезно, да. Потому что они вполне оправдано, обижаются на это. Их можно понять. Поэтому иногда таким людям я объясняю: «Ну, ничего страшного, я вам объясню, что мы на самом деле татары нормальный народ. Это вон там - пусть...»

«Татарам нужны всегда татарские герои, нужно формировать приятный образ о своем народе»

- Каким образом сегодня интернет может скорее открыть истину и в спокойной обстановке объяснить, дать ответы на те вопросы, которые задают люди, не разжигая страсти?

- Во-первых, татарам нужны всегда татарские герои. Алина Загитова, например, героиня. Все смотрят «Какая красавица, приятно, комфортно». Татарочки в татарской одежде - тоже красивые! Нужно формировать приятный образ о своем народе.

Конечно, у татарина есть проблемы. Проблемы ассимиляции, потери татарского языка, татарские школы, татарские детсады. Конечно, есть проблема, но и говорить о том, что у татар тоже что-то получается в этой жизни и сохранять свою идентичность – тоже нормально.

Ульяновские татары живут в Ульяновской области. Это же не Татарстан. Но, в тоже время, буквально осенью в деревне Большой Чирклей открыли татарский детский садик на 160 мест. Прекрасно! Пусть и у других татар тоже так получается, у татар Тюмени, у татар Астрахани. Не знаю, получится ли у татар Санкт-Петербурга и татар Москвы? Нам нужно говорить, что у татар тоже получается быть крутой нацией.

- Мы говорим о том, что все-таки действительно востребовано. Вы говорите о просмотрах, да? Тот же самый Youtube- канал «О краткой истории татар» на канале Института истории им. Ш. Марджани АН РТ, был выложен ролик на русском языке. Он собрал почти 3 миллиона просмотров за 3 года. Не все научные ролики так популярны. У вас есть своя оценка, ну, наверное, работы Института истории тоже в этом направлении, свое мнение было. Как популяризировать эту историю для молодых? Вы упомянули о том, что как раз молодежь у нас та самая неопределившаяся.

- Татарская молодежь, та, которая уже определилась, что мы татары, у них есть свое мнение. Им нужны дискуссии, им нужны споры, им нужны какие-то разборки между историками. Им это нравится и это им помогает сохранять свою татарскую идентичность. А ролик, который сделал Институт истории – это прекрасный показатель, что в принципе на Youtube-канале обитает – это примерно 2 миллиона татар. И это прекрасно! Но у меня есть одна небольшая претензия к Институту истории - другие-то ролики у них столько не собрали просмотров! Значит, они все-таки не смогли удержать эту аудиторию? Они раскрылись, показались этой аудитории. Но теперь ее нужно же держать в тонусе: «Давайте, заходите…».

- То есть постоянно выдавать контент, который будет востребован?

- Да, постоянно. У них ролик по ТАССР, по-моему, набрал полмиллиона просмотров. Но между двумя этими роликами – 3 года разницы.

- А что еще сегодня популярно в татарском сегменте? Что интересует больше всего? Еда, путешествия?

- Да, еда обязательно. Я не особо наблюдаю за этим сегментом аудитории, кому интересна еда. Но я наблюдаю, например, за ТикТоком. Очень много татарочек, снимают видео, где говорят: «Папа татарин, мама татарка, а я, посмотрите, какая красивая татарочка». То есть, они говорят, они идентифицируют. Причем, я отслеживаю какие-то аккаунты, бывает, что у девчонки примерно 500-600 подписчиков и 30 маленьких видео. Она каждый день постит по 2-3 видосика. Но этот маленький видеоролик набирает у нее по 10, 20, 40 тысяч просмотров. И некоторые девчонки говорят: «Ну, я как бы да, я татарка, но мне не очень интересна татарская тематика, но я такое видео татарское тоже себе сделаю. Тоже скажу – папа татарин, мама татарка и вот посмотрите у меня самые удавшиеся красивые фоточки». И такие тренды в ТикТоке есть.

- Но там не загружают историю Волжской Булгарии и т.д.?

- Нет!

- То есть, в этой соцсети все абсолютно простое?

- Да. Причем в Тик Ток на красивых татарочек интересно смотреть как татарской женской аудитории, так и мужской татарской аудитории.

- Мне кажется, важно в тех же самых социальных сетях и платформах видеть и татароязычные спектакли. Это богатейший культурный пласт татарского народа, старинную татарскую музыку, певцов. Это будет востребовано? Каким образом это высококультурное произведение, в отличие от ТикТок-овских вариантов, востребовано и как его сделать популярным?

- Этот контент, который подается в виде театральных представлений, татарского кино, он, в основном, конечно, для людей, которые хотят просто прийти в соцсети, расслабиться и посмотреть. ТикТок - это для тех людей, которые сами делают контент. То есть, им важно самим принять участие. Давайте признаемся честно, что соцсети в современном мире все больше и больше дают людям досуг – после работы прийти, посмотреть...

- Это короткое развлечение по хронометражу?

- Да!

- Но можно назвать какой-то топ наиболее популярных татароязычных интернет-ресурсов, где можно найти хороший качественный контент для того, чтобы научиться чему-нибудь, что-то узнать, подумать о будущем, прошлом и настоящем?

- Сложно! Потому что она тоже внутри себя сегментируется. Есть люди, которые хотят узнать, как делаются эчпочмаки, но им не интересны татарские фильмы. Мы должны честно признать, что такие люди есть. Я себя больше отношу к той аудитории, которой интересны общественно-политическая дискуссия, исторические материалы. Поэтому я пользуюсь, например, тем же Youtube-каналом ТНВ, там есть фильмы, какие-то дискуссионные передачи, я их обязательно просматриваю. «Татарстан Хэбэрлэре» (прим. ред. – «Новости Татарстана») в них мне нравится то, там есть татарский язык. Я по-татарски переписываюсь письменно, но мне не хватает какой-то чисто языковой практики, слышать татарскую речь. В медиа тоже есть какие-то интересные вещи и как журналист я просто в соцсетях смотрю что-то, ищу, сам добываю какие-то знания.

Вообще во всех соцсетях есть татароязычный контент - Facebook, ВКонтакте, Instagram, ТикТок и Youtube-канал, в том числе и мой – куда можно зайти. В нем есть и история, и какие-то национальные дискуссии, скажем так.

- В идеальном варианте, будущее социальных сетей для татар. Какими они должны быть? Что это должно быть? Чего не хватает?

- Очень важно то, что, во-первых, нужно самим татарам понять то, что мы бываем немножко разными. У нас разные интересы. Не всем интересна история Золотой Орды. Некоторые просто предпочитают посмотреть на красивых татарочек. Но это наши татары и им нужно больше контента. Потому что люди потребляют контент в общественном транспорте, во время обеденного перерыва, отпусков и т.д. Важно, чтобы у нас был архив, где выходили бы какие-то старые татарские сериалы.

Читайте также: Радик Салихов: «В 1919 году возникла идея создания Татаро-башкирской республики...» - видео

Индус Тагиров: «Татары должны сыграть свою роль, чтобы Россия развивалась как демократическое, федеративное государство» - видео

Искандер Гилязов: «Кто-то раздувает процесс разделения этносов, чтобы приостановить процесс единения татар» - видео

Руслан Айсин: «Люди, которые отрицают, что являются татарами – они, наверное, очень низко стелятся по земле» - видео

Эльмира Калимуллина: «Если мы «законсервируемся», то развития в татарской музыке не будет» - видео

Искандер Измайлов: «Уже в XIX веке татары стали единой нацией на значительной территории» - видео

Лилия Габдрафикова: «У татар и башкир – общая история, культура они жили на одной территории и их нельзя противопоставлять» - видео

Рамиль Тухватуллин: «Я обеспокоен возможной башкиризацией татар, проживающих на территории Башкирии» - видео

Ильнур Миргалеев: «До сих пор есть учебники, где Золотая Орда рассматривается только в негативном ключе» - видео

Гульнара Габдрахманова: «Одна из ключевых проблем сегодня для сохранения татар – это сохранение языка» - видео

Раиль Фахрутдинов: «Астраханские татары хотят моральной поддержки, чувствовать себя нужными» - видео

Ильдар Ягафаров: «Татарский кинематограф мне и жизнь портит, и дает желание жить дальше» - видео

Комментарии 0

Аватар