Онлайн трансляция

Свернуть

Ильгиз Шайхразиев: «Детям нужно объяснять, что это твой родной татарский язык, заложить зернышко, и оно прорастет» - видео

Ильгиз Шайхразиев: «Детям нужно объяснять, что это твой родной татарский язык, заложить зернышко, и оно прорастет» - видео

https://tnv.ru

20 февраля 2021, 09:00

857

0

ТНВ представляет интервью с певцом и композитором в рамках специального проекта «7 дней плюс».

Ильгиз Шайхразиев: «Детям нужно объяснять, что это твой родной татарский язык, заложить зернышко, и оно прорастет» - видео

В новом проекте на телеканале ТНВ почти ежедневно в будние дни будут выходить интервью с выдающимися татарскими учеными и экспертами.

Тридцать восьмым героем специального проекта стал певец, автор-исполнитель и участник всех сезонов фестиваля «Үзгәреш җиле» Ильгиз Шайхразиев.

В интервью корреспонденту ТНВ Шайхразиев рассказал о создании песни о дружбе народов, отсутствии стремления к получению наград, а также о переделывании татарской классики на свой лад.

«Просто хочется, чтобы мой внутренний Ильгиз сказал: «Уау! Это круто!»

- Есть круг людей, которые очень хорошо знаком с вашим творчеством и есть люди, которые о вас совсем ничего не знают. Кто ваш слушатель, Ильгиз?

- Я думаю разные люди. И среди татар очень много слушателей и среди русских, мне пишут: «У вас интересная музыка, прикольно то что вы делаете». Я в свое время пел и фольклорные песни и народные, потом меня как-то кинуло на мунаджаты. И когда проходили какие-то религиозные мероприятия, то меня звали. Но где-то потанцевать и зажечь в клубе – это тоже мое.

- Могут ли композиции на татарском языке, которые вы исполняете быть наравне с американскими, европейскими композициями?

- Конечно, могут, но это, наверное, не будет на какой-то популярной радиостанции.

- Почему?

- Потому что даже если взять огромное количество людей в мире, которые говорят на русском языке, то мало кто из русских исполнителей выходит на мировой уровень. А тут татарский… На каком-то экзотическом варианте это можно сделать, и если кто-то решится на это я буду только рад! Это очень специфическое явление. Хотя, у музыки нет языка.

- Раньше вас можно было представить и как эстрадного певца, сейчас вы отошли от этого. Это было сделано намеренно?

- Я сам в себе ищу какие-то новые грани. Потому что я слышу много современной музыки и хочется попробовать «А вдруг у меня получится!». У меня нет намерения уйти от эстрады, либо прийти в другое место, просто само собой так получается.

- А почему мы не можем услышать вас на радио, увидеть на татарском музыкальном канале?

- Люблю все радиостанции и каналы, но никогда не было такого, чтобы я заходил и договаривался о ротации, это все происходит на приятельских отношениях, с людьми которые все организовывают. Если они меня ставят – я благодарен им! Но проталкивать себя куда-то у меня не получается.

«Чем больше ты пытаешься кому-то нравиться, тем больше ты разочаровываешься в том, что ты кому-то нравишься»

- У вас есть песня «Татар эстрадасы» (пер. с тат. «татарская эстрада») – это небольшое хулиганство, там есть такие слова как: «Потерпи еще немножко и у тебя будет звание Заслуженного артиста». Как вы относитесь к официальному признанию? Тем более сейчас есть такая тенденция, что молодые артисты, которые только начинают свой путь уже получают звание «Заслуженный артист РТ». Как вы к этому относитесь?

- Я никуда не стремлюсь! Знаете, в один момент моей жизни я вдруг подумал, что чем больше ты пытаешься кому-то нравиться, тем больше ты разочаровываешься в том, что ты кому-то нравишься. Когда ты находишься в ожидании понравится кому-то, то окружение «для которого ты работаешь» - начинает на тебя влиять. И какой-то Ильгиз внутри говорит: «Подожди, ведь есть крутые вещи, которые ты мог бы сделать и сверлить меня снизу, во что ты превращаешься?!». Желания добиться какого-то особого признания – нет! Хотя, может быть, любой артист хочет добиться признания и я вру сам себе. Просто хочется, чтобы мой внутренний Ильгиз сказал: «Уау! Это круто!».

Некоторых коллег, которые получили звания, я знаю лично, я с ними работал на огромных городских, республиканских площадках. Так получается, что их не крутят по радио и телевидению, но я вижу, что они выступают на фестивалях, получают первые места. И это вижу не только я, но и руководители министерства культуры и естественно они оценивают их работу. Ясное дело, что люди, которые не видят этих артистов – могут возмутиться этому. Но я бы сказал: «Дорогие зрители, не всегда звания дают через знакомства». Были моменты, когда ты вдруг спрашиваешь: «А кто это получил звание? А что вдруг?», и это не от того, что я тоже хочу получить какое-то звание, а ты думаешь, что есть же мои знакомые, коллеги, которые не вылезают с радио и телевидения, живут в турах по несколько месяцев, работают и не заслужили заслуженного. На этом фоне и была придумана шутка, песня «Татар эстрадасы».

- Вы из Набережных Челнов и отлично говорите на татарском языке, за это нужно благодарить в первую очередь родителей?

- Наверное, да! Потому что мы дома разговаривали на татарском языке, и в деревне, не было такого, что мне родители говорили: «Татарча сөйләш», все происходило самой собой. А еще я благодарен 29-й гимназии, сейчас это татарский лицей. До 9 класса у нас все приветы были на татарском языке, а ближе к экзаменам нам предложили изучать точные науки на русском языке, чтобы готовиться к поступлению.

- А как вы теперь с женой и двумя детьми общаетесь?

- Я с детьми говорю на татарском языке. Но в детском саду 50/50. Но для детей нет разницы «яблоко» или «алма», для них есть предмет, который нужно ка-то назвать. Но старший сын сейчас уже понимает больше и пытается говорить со мной по-татарски, особенно когда ему что-то надо. Это я по себе знаю. Когда я общаюсь со своими двоюродными братьями и сестрами, говорил на русском языке, хотя знал что он татарин и я татарин, и я думаю что это молодежное веяние. Лет в 15-17 приходит осознание того, что важно сохранить свой язык.

- В 15 человек понимает, что ему дорог родной язык?

- Он начинает осознавать, где родной язык, что им нужно пользоваться. До этого момента ребенок просто живет!

- Все же существует проблема, что дети не говорят на татарском языке и не только городские…

- Вопрос  «Что делать?» возникает тогда, когда вы обозначаете это проблемой, я из этого проблемы не делаю. По поводу своих детей могу сказать, что я говорю с ними на татарском, а они могут пропускать русские слова. Но это делают все, татары в разговоре не употребляют «мөгаен»,  а они говорят «наверное». Но я не вижу в этом проблему! Просто детям нужно объяснять, что это твой родной язык, заложить зернышко, и оно все равно прорастет.

«Сегодня есть какое-то противостояние в татарской музыке это наше, а это не наше»

- Вашу музыку очень любит молодежь, но вы подводите под этот новый формат еще и татарскую классическую, народную музыку. Вы делаете это намеренно? С какой целью?

- Во-первых народная музыка она во мне. И как любой музыкант я люблю через себя проносить какую-то идею. Потому что я вырос на этих песнях и я хочу их еще раз пережить. Но, хочется дать им новое звучание. Бывает, что я услышу какую-то красивую песню, потом напеваю ее сажусь за фортепиано, перепиваю и хочу сделать ее своей.

- Какие песни вы переделывали под  новый формат?

- Мы переделывали песни «Милэшлэрем» Зуфара Хайретдинова, народную песню «Райхан». Это классика и я их пел в университете под фортепиано, пел народные песни в ансамбле «Сорнай». И если я их не переделаю я не буду спать.

- Не ругают ли вас за такие эксперименты?

- Ругают! Даже на «Үзгәреш җиле» жиле критики было много. Но у других народов, например, молодежь на Западе слушает Фрэнка Синатру, эстрадных исполнителей 40-60-х годов и современную музыку. Но наша молодежь не слушает наших ретро исполнителей в классическом варианте. Почему я говорю что я «имею прав» исполнять х по-своему не для того чтобы кому-то понравилось, а для себя. Я уже заслушался этими песнями, обогатился, и поэтому считаю, что могу исполнять их по-своему, а некоторые люди даже не знают эти жанры. Хотя Ильхам Шакиров как и другие в то время, очень революционно подходили к аранжировкам и даже к исполнению. В народной музыке очень мало вальса, но народ же это взял и сказал: «Это наше!». Сегодня есть какое-то противостояние это наше, а это не наше.

- Видимо есть страх что «наше» потеряется?

- Наверное, есть! Потому что не умеем ценить то, что у нас было. Есть ли у нас какой-то фильм про Ильхама Шакирова, про его жизненный, творческий путь? Или про Альфию Авзалову? Нет! Если это снять сегодняшними методами, чтобы это было интересно и молодежи, показать в фильме, какими они были крутыми революционерами в свое время.

- Вы выступали в Нью-Йорке в Карнеги-холл на фестивале «Үзгәреш җиле». Как-то в интервью вы говорили, что очень волновались перед выступлением…

- Ну, живешь себе и живешь в Набережных Челнах, в деревне, в Казани все вокруг татары, ты не задумываешься о том, что ты татарин, ты просто радуешься тому, что у тебя есть. Но когда я начал выезжать за рубеж и представлять Татарстан и нашу культуру, и говорить что я татарин, я осознал это. В другой стране тебя спрашивают: «А как по-вашему будет мамам? А как будет спасибо?», в этот момент приходит осознание, что я татарин и нужно вести себя прилично, люди смотрят и это ответственность. Часто после исполнения песни за рубежом спрашивают: «О чем была эта песня?», ты рассказываешь и появляется блеск в их глазах, когда они твою музыку соотносят с текстом. Это прекрасно! Конечно же, в Карнеги-холл думаю, волновался не я один, а все. Потому что это площадка, откуда ты можешь транслировать на весь мир. Спасибо всем кто это организовывал!

- Как вас воспринимала публика?

- Отлично! Мы выступали третьими, и у нас была заводная песня, все хлопали, улыбались.

- Как-то выписали у себя в соцсетях, что у вас десятки песен, которые вы создали, записали, но они не презентованы. Ваша песня «Тынычлык жыры» - он о народах, нациях, дружбе. Как вы к ней пришли?

- Я думаю, что многие люди задумываются над тем, что мы отталкиваем друг друга, говоря: «У меня есть своя компания, у тебя есть твоя компания», тем самым ограничивая себя этим. Но явление «есть мы, а есть они» - мне не нравится! Я бывал за рубежом, там люди просто живут, и не только в Европе, люди на разных частях планеты. И дело не в территориях, а больше в голове. Я об этом много думал и это вылилось в строки.

Читайте также: Радик Салихов: «В 1919 году возникла идея создания Татаро-башкирской республики...» - видео

Индус Тагиров: «Татары должны сыграть свою роль, чтобы Россия развивалась как демократическое, федеративное государство» - видео

Искандер Гилязов: «Кто-то раздувает процесс разделения этносов, чтобы приостановить процесс единения татар» - видео

Руслан Айсин: «Люди, которые отрицают, что являются татарами – они, наверное, очень низко стелятся по земле» - видео

Эльмира Калимуллина: «Если мы «законсервируемся», то развития в татарской музыке не будет» - видео

Искандер Измайлов: «Уже в XIX веке татары стали единой нацией на значительной территории» - видео

Лилия Габдрафикова: «У татар и башкир – общая история, культура они жили на одной территории и их нельзя противопоставлять» - видео

Рамиль Тухватуллин: «Я обеспокоен возможной башкиризацией татар, проживающих на территории Башкирии» - видео

Ильнур Миргалеев: «До сих пор есть учебники, где Золотая Орда рассматривается только в негативном ключе» - видео

Гульнара Габдрахманова: «Одна из ключевых проблем сегодня для сохранения татар – это сохранение языка» - видео

Раиль Фахрутдинов: «Астраханские татары хотят моральной поддержки, чувствовать себя нужными» - видео

Ильдар Ягафаров: «Татарский кинематограф мне и жизнь портит, и дает желание жить дальше» - видео

Марат Гибатдинов: «Если отсечь пласт татарского населения за пределами Татарстана, тогда у нас не было бы ни Джалиля, Габдуллы Тукая» - видео

Ильнур Ярхамов: «Нам нужно говорить, что у татар тоже получается быть крутой нацией» - видео

Мансур Гилязов: «Русские татары» - это дети татар, которые ничего не знают о татарском народе» - видео

Айрат Файзрахманов: «Все актуальные мировые форматы должны быть и на татарском языке» - видео

Альберт Бурханов: «Башкиры живут среди татар 450 лет, но татарами так и не стали» - видео

Альфия Галлямова: «По велению Сталина сделали все, чтобы Татарстан не смог стать Союзной Республикой» - видео

Римзиль Валеев: «Татары и башкиры разные нации по этнокультуре, но по языку мы едины» - видео

Эльмир Низамов: «Я чувствую миссию, что должен обогащать национальную музыку» - видео

Нияз Игламов: «Скажите жителю Актаныша, что он северо-западный башкир! В лучшем случае он вас пошлет» - видео

Лирия Кусайманова: «В Астраханской области татарские традиции передаются с любовью» - видео

Дамир Исхаков: «Всем татарам сейчас нужно сосредоточиться на своей идентичности» - видео

Альбина Насырова: «Корней Чуковский говорил, что дети к 4-м годам – языковые гении» - видео

Галина Айдарова: «В современной архитектуре Казани мы можем использовать татарские и мусульманские мотивы» - видео

Марина Имашева: «Большая историческая загадкам - остались ли татары после завоевания Астрахани Иваном Грозным» - видео

Руслан Айсин: «Язык принадлежит народу как чистое откровение» - видео

Филюс Кагиров: «Думаю, всем певцам татарской эстрады надо переходить на живое исполнение» - видео

Нияз Гафиятуллин: «Нужно, чтобы обучение родному татарскому языку оставалось интересным» - видео

Ленария Муслюмова: «Татары на протяжении всей истории стремились к образованию и ничего не ждали от государства» - видео

Рахима Арсланова: «Каждая национальная школа – полилингвальна и сейчас это требование времени» - видео

Олег Хисамов: «У нас 3 диалекта татарского языка и помимо литературного языка есть еще письменность, а у диалекта нет письменности» - видео

Рауфаль Мухаметзянов: «Однажды музыка может перейти в интернациональную» - видео

Исмагил Хуснутдинов: «Проблемы с татарским языком искусственные и вызваны политикой и государством» - видео

Артур Исламов: «Если взять современную татарскую музыку, такое ощущение, будто немного застряли в 90-х» - видео

Табрис Яруллин: «Национальная библиотека это территория не только для кофе и фото в Instagram, это территория смыслов» - видео


Комментарии 0

Аватар